19 ноября 2017, Воскресенье

Информационный портал СВАО

На нашем сайте Вы можете найти информацию о Северо-Восточном административном округе Москвы. Новости СВАО, полезная информация, справочник адресов и телефонов организаций. Также на сайте публикуются новости Москвы, России и прочая полезная информация.

PDF Печать E-mail

Аркадий Инин: «Лучше куплеты писать, чем в грязи ковыряться»

14.01.2013 13:57 Автор: Administrator 504
Аркадий Инин: «Лучше куплеты писать, чем в грязи ковыряться»Интервью \"Звёздного бульвара\" с писателем, кинодраматургом, профессором ВГИКа Аркадием Ининым состоялось в его мастерской, расположенной на чердаке одного из домов вблизи станции метро «Аэропорт». На стенах просторного кабинета уютно разместились полки с книгами и афишами фильмов, к которым он писал сценарии, среди них — «Одиноким предоставляется общежитие», «Тонкая штучка», «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-бич опять идут дожди»…От сельхозработ спасался в студенческой агитбригаде — Аркадий Яковлевич, в одном интервью вы говорили, что не столько хотели стать писателем, сколько не хотели быть инженером. — В юности никакой мечты о писательстве не было. Я пошёл в технический вуз в родном Харькове, потому что так хотела мама. Как водится, нас, студентов, отправляли на сельхозработы. Сентябрь, дожди, грязь… Спастись можно было только записавшись в студенческую агитбригаду, которая ездила по колхозам, развлекая и братьев студентов, и колхозников. Я ни петь не умею, ни танцевать, ни играть на каких-то инструментах, значит, оставался только путь болтовни, то есть конферанса. Я и записался в конферансье, думал, что это дело будет простым. Но, когда мы приехали в колхоз, председатель сказал: «Во, хлопцы, хорошо, приехали, тут нам надо продёрнуть кое-кого. Вот Галя-доярка, она проспала дойку, а Микола-тракторист утопил трактор». Я гордо возражаю: «Нет, мы же не артисты-куплетисты!» В ответ он: «А если не артисты, так идите к своим хлопцам, становитесь на грядки и убирайте». Поэтому не было никакого выхода, кроме одного — написать сатирические куплеты. Этим не ограничилось, потому что в следующем колхозе тоже были свои Гали и Миколы. И вот во время поездок (а это длилось полтора месяца) я стал писать юмористические, вернее, сатирические, клеймящие куплеты. А вернувшись в институт, мы решили создать студенческий театр эстрадных миниатюр — «СТЭМ». На вечера юмора 1 апреля к нам пол-Харькова сбегалось. Так я писал и писал... «Голубые огоньки» в советские времена помните? Однажды к нам приехали телевизионщики, и мы сделали харьковский «Голубой огонёк». Нас заметили, и я стал писать для харьковского телевидения. И печатался я уже не только в Харькове, но и в Москву посылал в журнал «Юность». Ну а потом поступил во ВГИК.— Чем, по вашему мнению, отличается современный ВГИК от ВГИКа вашего времени?— Раньше ВГИК был домом, в котором мы проводили время с утра до ночи. Складывалось некое такое кинематографическое братство. Если раньше мы могли совершенно бескорыстно болтать с режиссёром, с оператором, собираться, мечтать и рисовать в своих мозгах будущий фильм, не жалея на это времени, то сегодня жизнь такова, что, скажем, студент-оператор, отучившись, немедленно убегает, потому что ему надо заработать деньги.До Гайдая я писал только лирические комедии— Как у вас образовался творческий союз с режиссёром Леонидом Гайдаем?— Ну, Гайдай — это подарок моей судьбы. К сожалению, я с ним работал только последние пять лет его жизни, мы сделали лишь две картины, задумывали третью, но он неожиданно ушёл из жизни. В январе уже будем отмечать девяностолетие Леонида Иовича. С Гайдаем мы были знакомы давно, он жил в пяти минутах хода от меня, здесь же, на метро «Аэропорт». Часто видел, как он идёт на рынок с авоськой, с собачкой (потом уже без собачки), и никто в этом пожилом мужчине с хохолком не мог определить киношника. Мы пересекались в Доме кино, на каких-то семинарах, я даже пару раз ему показывал сценарий. Он был человеком очень вежливым, не сказал, что это мура собачья, а сказал: «Аркадий Яковлевич, это не моё». Так что мечта поработать с Гайдаем оставалась мечтой. Как всегда, всё решил случай. Однажды, в Доме кино была какая-то премьера, погас свет, и я, пробираясь между кресел, споткнулся о длинные ноги замечательного кинорежиссёра Владимира Наумова и чуть не упал. Что-то пошутил, а он и говорит: «Что ты ерундой занимаешься, шутишь на ходу? У Гайдая сценария нет, а ты тут ходишь и шутки разбрасываешь в темноте! Завтра же тебя сведу с Гайдаем». Володя на другой день позвонил и пригласил меня к себе на студию «Союз». Поскольку у меня никакого сценария, который подошёл бы Гайдаю, на тот момент не было, я пригласил Юру Воловича — замечательного одесского кавээнщика, мастера парадоксального юмора. До встречи с Гайдаем я писал только лирические комедии, со слезами, с соплями, чтобы можно было и посмеяться, и поплакать. А Гайдай снимал эксцентрические комедии. Вот мы втроём сели и сочинили сначала сценарий к фильму «Частный детектив, или Операция «Кооперация», а потом «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-бич опять идут дожди». — Есть любимый анекдот?— Любимым может быть стихотворение, которое ты можешь читать десять тысяч раз, а что значит — любимый анекдот? Один раз рассказал, рассмеялся, и всё, второй раз он уже не может быть любимым. А вот любимых жизненных девизов у меня два. Один из нашего клуба «12 стульев» «Литературной газеты»: «Если нельзя, но очень хочется, то можно!». А второй девиз уже мой лично, его многие не одобряют, но я скажу: «Главное — не терять равнодушия!».Источник:zbulvar.ru

Расскажите о нас друзьям

Карта сайта Лента RSS